+ Увеличить шрифт    - Уменьшить шрифт

Информационно-аналитическое издание «НародПрав.Ру»: Иск Толстогузова по ДЭГ — считал ли избирком электронные голоса?

14 февраля 2024 11:47 | Пресс-служба Псковского ОК КПРФ

Информационно-аналитическое издание «НародПрав.Ру» рассказало о борьбе представителей КПРФ за чистые и честные выборы в контексте обеспечения прозрачно и недопущения фальсификаций в ДЭГ. 

Правовую поддержку по искам наблюдателя от КПРФ, известного IT-специалиста Виктора Толстогузова оказывает адвокат, экс-член ЦИК с правом совещательного голоса от КПРФ Кирилл Сердюков.

Эх! Выборы, выборы! В любом обществе есть доля граждан, которые не хотят выбирать никого. Или им все равно, кто ими правит, и что с ними самими эти правители сделают. К сожалению, не каждый готов думать, принимать решения, брать на себя ответственность. Намного проще переложить эту ответственность на кого-то другого (например, на каких-то людей из телевизора), ничего не делая и ни в чем не участвуя, в том числе и в выборах.

Из числа остальных граждан многие отказываются голосовать, если вместо прямого честного подсчета голосов по бумажным бюллетеням на выборах применяются непонятные, управляемые дистанционно неизвестными лицами, по Интернету, электронные «черные» ящики с никому не видимыми бюллетенями. Но если даже такой гражданин примет решение не голосовать, он не сможет убедиться, что он действительно не проголосовал, поскольку для осознания происходящего в электронной системе требуется наличие специальных технических знаний, непосильных отдельно взятому человеку. По этим причинам в Германии, а также других технологически развитых странах, отказались от применения безбумажных способов голосования на государственных выборах. Например, ещё в 2009 году Конституционный суд Германии признал электронные терминалы для голосования на избирательных участках не соответствующими принципам честных и открытых выборов. Каждый гражданин, не обладающий специальными компьютерными знаниями, должен иметь возможность проверять результаты собственного голосования — говорится в решении суда. И это даже не чета нашему дистанционному электронному голосованию — ДЭГ, которое внедряется с 2019 года, и в котором, в отличие от запрещенных в Германии устройств, наблюдателям и членам комиссии своими глазами не виден не только путь движения и процесс сложения электронных бюллетеней, но даже и сами избиратели.

В «черном ящике» ДЭГ

Работа систем ДЭГ в России не может быть проверена и абсолютно неподконтрольна ни для рядовых граждан, ни для граждан, пожелавших стать наблюдателями или членами избирательных комиссий, ни даже отдельным специалистам хотя бы по причине того, что эти системы недоступны для проверок (закрыты) и даже документация на них не опубликована. Документацию на системы ДЭГ не смогли получить даже депутаты Государственной Думы, имеющие допуск и к секретным документам.

Проверить, что электронный бюллетень попал в виртуальную «урну» без искажений и что страной управляют сами граждане, а не какие-нибудь иностранные разведки, невозможно не только избирателям, но и членам избирательных комиссий и официальным наблюдателям. В электронном «черном ящике» волеизъявление избирателя может быть незаметно подменено злоумышленниками как на устройстве избирателей, до отправки зашифрованных данных по сети Интернет на сервер, и также по пути, так и после получения данных сервером. Проверить, сам ли голосовал избиратель, поступил ли его голос без искажений, как он просуммировался с другими голосами и как получился протокол об итогах дистанционного электронного голосования – не представляется возможным никому из уполномоченных законом лиц.

Защищая права как наблюдателя, собственные права, а также права других избирателей в новых «электронных» условиях, известный специалист по системам электронного голосования из МГТУ им. Н.Э. Баумана, официальный наблюдатель от партии КПРФ на выборах губернатора Московской области Виктор Толстогузов выявил целый ряд грубейших нарушений порядка проведения ДЭГ, причины которых, связаны с непосильной технической сложностью и непрозрачностью разработанной по заказу ЦИК России системы. Это подтверждает обоснованные сомнения в честности утвержденных результатов ДЭГ, полученных ранее, а также, если ничего не изменится, может поставить под сомнение легитимность результатов будущего применения ДЭГ, в том числе на президентских выборах. Те же самые проблемы есть и у московской государственной информационной системы ДЭГ, работающей по аналогичному принципу, которую также планируется применять на президентских выборах в Москве.

Наблюдать ДЭГ? — Иди в «черный список»!

Первое выявленное нарушение заключается в том, что Виктора, как официального наблюдателя от партии, не допустили в помещение Территориальной избирательной комиссии дистанционного электронного голосования (ТИК ДЭГ), остановив его ещё на подходе к зданию, сославшись на то, что он якобы находится в «черных списках» ФСО. По всей видимости ЦИК России в очередной раз побоялся пускать Виктора, что случалось с ним и ранее после объективной критики внедряемых МГИК и ЦИК России уязвимых систем ДЭГ. Было бы правильным, чтобы проблемой недопуска к наблюдению официального лица занялся Следственный комитет или прокуратура, т.к. это грубейшее нарушение принципа прозрачности избирательного процесса. Но, несмотря на обращения в правоохранительные органы, как направленные Виктором лично, так и депутатами Государственной Думы, до сих пор не только никто не наказан, но пока даже никто не собирается искать виновных. В поступающих ответах по заявлениям и жалобам до настоящего момента приводятся только ссылки друг на друга, в том числе замкнутые, а также различные отписки. У нас что, «черные списки» — это уже официальный инструмент воздействия на правовые институты?

Несмотря на недопуск в помещение ТИК ДЭГ, владея законодательством и знаниями в области IT, Виктор, взаимодействуя с другими наблюдателями, как мог собирал по крупицам всю доступную информацию о работе применяемых систем ДЭГ. В результате В. Толстогузов выявил подмену файлов с волеизъявлением избирателей в Московской области.

Здесь надо пояснить, что скорее всего с целью демонстрации видимости «прозрачности» системы ЦИК России была предусмотрена возможность выгружать поступившие данные в виде файлов с зашифрованными электронными бюллетенями, в любой момент во время самого голосования. В каждом подписанном электронной подписью ТИК ДЭГ файле содержалась информация о волеизъявлении избирателей за каждый прошедший час голосования. Файлы были доступны для скачивания официальным наблюдателям как в ходе голосования, так и по его завершению.

Однако, как свидетельствуют представленные истцом документы, около 10:22 9 сентября 11 файлов за 11 часов работы комплекса, пока шло голосование, были подменены (у редакции есть два комплекта файловых выгрузок с волеизъявлением избирателей Московской области по выборам Губернатора Московской области, данные в которых различаются, хотя оба подписаны ТИК ДЭГ). И здесь речь идет о десятках тысяч голосов избирателей!

На иллюстрации показан размер и время создания файлов до и после их подмены 9 сентября:

 

Подтвердить подлинность подписи ТИК ДЭГ для любого файла, как оригинального, так и подменённого, можно, например, на сайте госуслуг или коммерческих сервисов:

 

Указанный в данных электронной подписи электронный адрес подписанта соответствует адресу Олега Артамонова, председателя ТИК ДЭГ, указанному в протоколе об итогах ДЭГ:

Однако о замене файловых выгрузок с волеизъявлением избирателей Московской области на портале ДЭГ ничего не сообщалось.

В три суда не подать, одного не миновать

Выявив нарушения, Виктор, выясняя подсудность, подал исковое заявление сразу в три суда — два областных суда, а также в Тверской районный суд по месту нахождения ответчика. Следует отметить, что иск Виктора является первым иском к ТИК ДЭГ, использующей федеральную платформу ДЭГ за пределами Москвы, разработанную, ПАО “Ростелеком”.

Однако Люберецкий и Красногорский городские суды отказали В. Толстогузову по подсудности, указав, что единственный суд, который может рассмотреть иск это Тверской районный суд Москвы. Таким образом была создана сомнительная с точки зрения интересов любых истцов преюдиция, что любое обжалование действий ТИК ДЭГ вынуждает участников выборов из любой области, района или даже села в любом уголке России обращаться не в местный суд, а только в Тверской районный суд!

На первом заседании Тверского районного суда, прошедшем 16 ноября, Виктор приобщил к материалам дела первую часть доказательств и письменные пояснения к ним, полученные как в результате наблюдения за голосованием, так и при личном голосовании. В том числе им был приобщен диск с первоначальными оригинальными и подменёнными файлами с волеизъявлением избирателей, оба комплекта подписанные ТИК ДЭГ и транскрипт аудиозаписи обсуждения в ТИК ДЭГ, подтверждающий, что Виктора в помещение комиссии не пустила охрана.

И тут ответчик оказался не в состоянии отреагировать на такой крупный материал с доказательствами и попросил суд отложить рассмотрение дела на другой день для подготовки.

Кроме этого, сторона истца ходатайствовала о привлечении свидетелей — других наблюдателей за ДЭГ и привлечении в качестве заинтересованного лица партию КПРФ.

В результате суд по неочевидным причинам отказался привлекать к разбирательству свидетелей истца и партию КПРФ, но поддержал ходатайство ответчика о назначении заседания на другой день.

Второе заседание суда — вопросов больше, чем ответов

Второе заседание Тверского суда состоялось 11 декабря. Оценив серьёзность аргументации Виктора Толстогузова на первом заседании, на слушания уже пришли представители полугосударственного гиганта Ростелекома — Директор по цифровизации избирательных процессов "Ростелекома" Юрий Сатиров, разработчик программного обеспечения и оператор голосования в ТИК ДЭГ Дмитрий Кузнецов (по сути члены комиссии технически не управляли системой, а только послушно брали ответственность за в общем-то совершенно неизвестную им её работу), а также специалист по информационной безопасности ЦИК России, по всей видимости начальник Управления ИТ ЦИК, Георгий Грицай. Ответчика от ТИК ДЭГ представляли два представителя, по-видимому, из аппарата ЦИК России, в том числе г-н Сахаров и г-н Титов, статус которого по отношению к ТИК ДЭГ оставался неясным.

В своих письменных возражениях, представленных ко второму заседанию, ответчик никак не пояснил, почему файлы были подменены и почему-то усомнился в том, что файлы действительно формировались и выгружались каждый час. Таким образом ответчик отказался принимать во внимание информацию, размещенную на официальном портале vybory.gov.ru (этот адрес указан в Порядке ДЭГ), где черным по белому было написано, что файлы действительно формировались каждый час. А ведь этот портал является центральным для проведения ДЭГ, им пользовались все избиратели, кандидаты и наблюдатели!

Также в своих письменных возражениях ответчик не подтвердил законность недопуска Виктора в помещение ТИК ДЭГ.

В начале заседания истец Виктор Толстогузов подтвердил заявленные требования отменить решение ТИК ДЭГ об итогах дистанционного электронного голосования по выборам губернатора Московской области, оформленное протоколом от 10 сентября 2023 года, а также обратился к суду с рядом дополнений и ходатайств. В частности, истец заявил, что произвел анализ выгруженных из ДЭГ файлов, как первоначальных оригинальных, так и подменённых, в результате которого было выявлено несоответствие данных о результатах волеизъявления в файловых выгрузках и данных протокола об итогах ДЭГ.

Истец предложил суду приобщить к делу два полных, но разных набора опубликованных таких файлов по выборам Губернатора Московской области, выгруженных с портала ПТК ДЭГ, с результатами волеизъявления избирателей, подписанных электронной подписью ТИК ДЭГ — всего 63 файла в каждом наборе.

Кроме этого, Виктор сообщил суду, что проверил файловые выгрузки с помощью специальной утилиты “deg2023”, опубликованной ЦИК России 06 сентября 2023 года на своём официальном репозитории программного обеспечения по адресу https://github.com/cikrf, Эта проверка показала, что результаты протокола об итогах голосования не соответствуют данным в файловых выгрузках с волеизъявлением избирателей. В качестве доказательств он представил суду результаты этой проверки, а также саму утилиту, выгруженную с официального репозитория ЦИК России нотариусом. Как выглядит результат проверки, выданный утилитой по выборам Губернатора Московской области, показано на иллюстрации, предоставленной Виктором:

 

Результаты голосования, полученные всеми доступными способами из файловых выгрузок, как оригинальных, так и подменённых, Виктор свёл в сравнительную таблицу, которую представил суду:

 

В таблице прочерками обозначены ячейки, данные которых невозможно получить указанным способом.

В результате оказалось, что итоги голосования по выборам Губернатора Московской области в протоколе ДЭГ не соответствуют ни данным оригинальных, ни данным подменённых файлов с результатами волеизъявления избирателей, а также они не были подтверждены официальной утилитой ЦИК России! Таким образом достоверность результатов ДЭГ никак не может быть подтверждена, на что и указывал истец.

Зачем проверять? – утилита ЦИК суду не нужна

Итак, истец предложил суду приобщить к делу протокол осмотра сайта с официальным репозиторием ЦИК России https://github.com/cikrf, выполненный нотариусом, в том числе диск с выгруженной официальной утилитой ЦИК России для проверки файлов с портала ДЭГ, а также два разных, но оба официальных и оба подписанных электронной подписью набора опубликованных файлов с данными волеизъявления избирателей по выборам Губернатора Московской области и просил суд провести официальную судебную проверку приведенных доводов. Однако ответчик и молодая прокурор дружно возразили, и судья без раздумий отклонила ходатайство, а значит и возможность всесторонне исследовать обстоятельства дела, то есть, под вопросом оказался этот основополагающий принцип судопроизводства.

Куда идет наш бюллетень – большой-большой секрет

Истец усомнился в способности ответчика при подписании протокола объективно оценить верность подсчёта данных строк тысячи разных протоколов различных голосований только по одному часовому поясу, которые сам ответчик, как следует из его ответов, очевидно не подсчитывал. При том, что ответчик, как избирательная комиссия, не осуществлял выдачу бюллетеней, не контролировал, кому в реальности они выдаются. Истец и представлявший его юрист Пётр Карманов провели интересную параллель с бумажным голосованием, когда избиратель, в присутствии членов комиссии и наблюдателей своими руками берет бюллетень, расписывается за его получение в списке избирателей (убеждаясь, что никто вместо него бюллетень не получал), ставит отметку за выбранного им самим кандидата¸ после чего опускает бюллетень в урну и своими глазами может убедиться в том, что бюллетень не исчез, а находится в урне. В случае же электронного голосования, которое проводилось, вроде как, ТИК ДЭГ, никакого подтверждения прохождения избирателем, а потом и бюллетенями, аналогичного пути — нет.

Истец также привел интересный пример суду, что он, при личном голосовании пользовался персональным компьютером, который никем не сертифицирован, и никто не смог подтвердить, что весь комплекс использованных в итоге программно-аппаратных средств обеспечивает защиту от искажений или потери электронных голосов избирателей. И уж точно никто не может подтвердить и удостовериться, что его голос был учтен именно за того кандидата, за которого он проголосовал. И эти утверждения также не были опровергнуты на суде.

Знает ли избирком, как проходит голосование?

Интересно, что ответчик в своём выступлении лишь усомнился в важности статуса избирателя и наблюдателя, сделав крен на большей, по его мнению, важности политических партий и кандидатов. Где уж тут до избирателя! Интересы, права избирателя и гражданина, как источника власти (по Конституции) — такими понятиями ответчик вообще не оперирует. И также он отказался отвечать на многие вопросы истца, в том числе, какое программное обеспечение использовалось при электронном голосовании, почему скрывается документация на ПТК ДЭГ, в том числе паспорт, руководство по эксплуатации, техническое задание (ТЗ) на разработку, сертификаты и аттестаты ПТК ДЭГ и Единого портала Госуслуг (ЕПГУ), с которого голосовали избиратели.

Возвращаясь к сентябрьскому голосованию, ответчик также отказался пояснить причину подмены файлов и не смог даже ответить на вопрос — как часто файлы обновляются в процессе проведения голосования. Смешно выглядела позиция ответчика о том, считал ли ТИК голоса за избирателей, как это записано в законодательстве. Оказывается, по его словам, ТИК осуществляет подведение итогов голосования. А если ТИК не подсчитывает голоса, то от кого он получил результаты подсчета голосов? Может быть от Карлсона, который живет на крыше ТИК, или может от каких-то «неустановленных следствием лиц», говоря языком правоохранительных органов? Ответчик не смог объяснить, что содержалось в опубликованных файлах с выгрузками. Как же тогда ТИК подводит итоги голосования? Целый ряд вопросов Виктора Толстогузова судья снимала без объяснений.

Несмотря на то, что истец представлял свою позицию в суде профессионально, подкрепляя фактами и данными из системы ДЭГ, при этом делал это максимально корректно и даже вежливо, а ответчик демонстрировал всестороннее незнание и отсутствие информации по множеству вопросов, Тверской суд 11 декабря 2023 года отказал в удовлетворении иска Виктору Толстогузову. Но очевидно одно – сегодня наблюдательская общественность системно подняла новый пласт скрытых лабиринтов дистанционного электронного голосования, пока еще малоизвестных большинству наших граждан. И это при действующих требованиях прозрачности выборов и обязательности контроля со стороны общественности. Как известно, вода камень точит. Время срывания масок придет. Не дождавшись мотивированного решения суда в установленный судом месячный срок, Виктор Толстогузов 9 января направил апелляционную жалобу в Мосгорсуд. Будем держать вас в курсе, уважаемые читатели!

 

13 февраля 2024 г.
Александр Потапов
Борис Цветаев

Источник: Информационно-аналитическое издание «НародПрав.Ру»

Просмотров: 424
Рейтинг:
  • 0
 
Наверх