+ Увеличить шрифт    - Уменьшить шрифт

ПОВОРОТ НА ВОСТОК? НО С ЧЕМ?

4 июня 2015 12:41 | Пресс-служба Псковского ОК КПРФ

Давно назревшая активизация внешнеэкономических связей России на востоке должна базироваться не на громких декларациях, а на чёткой программе реализации собственных производственных возможностей В последние месяцы с самых высоких трибун буквально льётся целый шквал клятв и заверений о готовности России «повернуться лицом к востоку». Конечно, в первую очередь имеется в виду Китай. В связи с этим показательно, что одновременно политологи стали всё чаще использовать термин «американо-китайская биполярность».



Ссылка на изображение




Ссылка на изображение




Ссылка на изображение

МЕЖДУ ТЕМ народный Китай вот уже несколько лет подряд является торговым партнёром номер один для России. При этом его сила и экономический потенциал растут на глазах. Так, в апреле Международный валютный фонд (МВФ) в своём ежегодном обзоре официально подтвердил, что по итогам 2014 года по паритету покупательной способности (ППС) ВВП КНР обошёл США и вышел на первое место в мире. Это уже не прогноз, о котором «Правда» писала в конце прошлого года, а состоявшийся факт. Напомним, что расчёт объёма ВВП по ППС — общепринятый, хотя и считающийся «неофициальным», в отличие от признаваемого официальным определения ВВП на основе курсов национальных валют, метод международного сопоставления экономик. Его, кстати, используют такие авторитетные организации, как МВФ, Всемирный банк, а также Статистическая комиссия ООН. Сегодня никто уже не сомневается, что в ближайшее время экономика Китая будет и официально признана первой в мире.

Конечно, это предоставляет дополнительные возможности партнёрам КНР, однако, коль скоро мы говорим о большей активизации внешнеэкономических связей России на востоке, то ожидаем элементарного подкрепления этим декларациям в виде конкретных экономических решений с нашей стороны. Естественно, россияне ждут, что такие решения будут связаны с долгожданным освобождением от нефтегазовой зависимости российского экспорта и всей экономики и с опорой на остающиеся производственные возможности.

А о том, что у нас такие возможности сегодня действительно оказались в «остатке», свидетельствуют хотя бы данные Росстата о состоянии нашей промышленности за первый квартал текущего года. Согласно им, в частности, производство металлорежущих станков по всей стране составило… 771 штуку! Это даже не в разы — это в десятки раз меньше, чем производилось в советское время. Здесь, как говорят в народе, и незрячий увидит, что последствия страшного погрома, учинённого отечественному станкостроению за время разорительных «реформ» Ельцина-Гайдара, не преодолены и по сей день. Да что там преодолены — хотя бы начали что-то делать! А то о какой, спрашивается, модернизации экономики можно говорить, если элементарно отсутствуют новые станки для производства вообще чего-либо?!

То, что последнее высказывание — далеко не абстрактная метафора, доказывает хотя бы такой вопиющий факт: сегодня Россия импортирует иголки (!), нитки (!), пуговицы (!!!) для бытовых нужд наших граждан и для — опять же! — остатков отечественной лёгкой промышленности. Как говорится, приехали! Что же касается лёгкой промышленности, то как иначе, чем словом «остатки», можно охарактеризовать её состояние, послушав то, о чём говорилось в ходе специального совещания, посвящённого ситуации в этой отрасли, которое в мае провёл премьер-министр Дмитрий Медведев?

Судя по приводившимся там официальным цифрам, ситуация в отрасли просто критическая. Падение производства за первый квартал нынешнего года, по сравнению с аналогичным периодом 2014-го в текстильной промышленности, составило 6,4 процента, в кожевенной — 6,6 процента, в обувной — 19,1 процента, а в швейной — аж 31,7 процента, то есть практически на целую треть. А по отдельным позициям провалы ещё бо`льшие. К примеру, если плащей и трикотажных изделий произведено меньше на треть, то отечественных тёплых курток — вообще почти вдвое меньше. А ведь ещё накануне введения западных санкций против России, то есть год назад, «Правда» не раз отмечала запредельный уровень нашей зависимости от импорта одежды и обуви, составлявший на тот момент порядка 75–80 процентов. Так что же, выходит, за прошедший с того времени год наши «патриоты»-толстосумы и спевшиеся с ними чиновники не то что ничего не сделали, чтобы улучшить положение в отечественном легпроме, — они его вообще кардинально ухудшили?! Действительно, достойное «достижение» правительства Медведева прямо к приближающемуся «демократическому празднику» 12 июня — дню начала разрушения великой державы.

Что касается экономических связей между нашими странами, то сейчас даже трудно назвать промышленные товары — от мобильных телефонов всех марок и смартфонов до станков и электроприборов, — которые бы Китай не поставлял в Россию. Это, конечно, является для нас надёжным «тылом» на фоне торгово-экономических угроз с Запада. Но чем же мы ответим? С чем же в результате мы, кроме нефти и газа, собираемся «поворачивать на восток»?

Увы, пока всё с тем же. Так, в ходе состоявшегося в начале мая визита в Москву Генерального секретаря ЦК КПК и Председателя КНР товарища Си Цзиньпина была подтверждена прошлогодняя договорённость о поставках в Китай 38 миллиардов кубометров газа в год в течение 30-летнего периода. Конечно, в ходе визита были подписаны соглашения и о китайских инвестициях на сумму свыше 100 миллиардов рублей в строительство первого участка высокоскоростной железной дороги Москва-Пекин, который пройдёт от российской столицы до Казани, и о тесном взаимодействии в развитии Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Экономического пояса Шёлкового пути, в специальный фонд развития которого китайские товарищи уже в 2014 году вложили 40 миллиардов долларов.

Но всё это, как видим, лишь закономерные проявления китайской экономической и финансовой мощи в транспортно-инфраструктурном укреплении наших уже сложившихся хозяйственных связей. А вот заинтересовать вторую сверхдержаву мира возможностями какой-либо научно-технической и технологической кооперации (подобно тому, как это делает небольшая Белоруссия, куда лидер китайских коммунистов отправился прямо из Москвы), к сожалению, сегодняшняя Россия не может. И понятно почему: строй у нас в России и в братской Белоруссии сформировался разный, оттого-то одна экономическая система работает на постоянную модернизацию и без того высокоразвитой промышленности, а другая готова погубить остатки того, что имеет, ради пресловутых интересов нефтегазовой олигархии.

Да что говорить о Китае — у нас сложилась более чем показательная структура внешней торговли с Социалистической Республикой Вьетнам (СРВ), которая по экономической мощи, конечно, несопоставима с Китаем, но с точки зрения вектора социально-экономического развития идёт по его стопам. Так вот, по данным за 2013 год (итоги за прошлый год окончательно ещё не подведены), поставки из Вьетнама в Россию заметно превысили экспорт из нашей страны (2,6 миллиарда против 1,4 миллиарда долларов). Но главное, разумеется, не в количественных показателях, а в их составляющей.

Так, основными статьями вьетнамского экспорта в Россию стали совсем даже не рис и не фрукты, как кто-то мог бы подумать, а бытовая электроника (на сумму 1 миллиард долларов), а также одежда и обувь: на них в совокупности пришлось более 60 процентов экспорта. А вот наша страна поставила во Вьетнам мирной электроники лишь на 100 с небольшим миллионов долларов, что почти в 10 раз меньше встречных вьетнамских поставок. Конечно, Россия поставляет Вьетнаму, с которым у нас в советское время сложились теснейшие союзнические отношения, и продукцию ВПК, однако элементарная логика подсказывает, что именно в области мирной электроники мы могли бы с опорой на квалифицированную вьетнамскую рабочую силу и имеющиеся у обеих сторон заделы развивать на территории СРВ совместные разработки и производства. А может быть, не только на вьетнамской, но и на нашей территории, коль скоро мы в одиночку не в состоянии двинуть вперёд наукоёмкие производства, по-прежнему лишь теша себя сказками о Сколкове, а Запад нам в технико-технологической помощи отказал.

Мы уже не говорим о возможностях использовать достижения вьетнамских товарищей в области того же швейного производства. Ведь одежда, сработанная во Вьетнаме по французским и итальянским лекалам, находит спрос не только на российском рынке, но и в самой Западной Европе. Но для организации такого сотрудничества как минимум нужно иметь желание и готовность приложить усилия. А есть ли то и другое у российского руководства, пока остаётся под большим вопросом.

Необходимо упомянуть, что немалые возможности открывает и подписанное 29 мая на уровне глав правительств соглашение о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом. Позволит ли оно обеспечить подлинный экономический прорыв во взаимоотношениях с быстро развивающейся и дружественной нам азиатской страной или мы и впредь будем лишь слышать громкие слова о «повороте на восток»?

Олег ЧЕРКОВЕЦ. Доктор экономических наук.

«Правда».

Просмотров: 276
Рейтинг:
  • 0